ГРАЖДАНСКАЯ ПЛАТФОРМА
MOLDOVA MARE

НОВОСТИ    /    СТАТЬИ    /    ВИДЕО MOLDOVENEASCĂ    /    РУССКИЙ    /    ENGLISH
ВСЕ СТАТЬИ
<<< Вернуться к оглавлению
Автор: Шевченко Руслан

Униря с Молдовой уничтожит Румынию как государство – она распадется на части!

- Именно об этом я и говорю не один год! - рассказывает известный историк и политический эксперт Руслан Шевченко. - Идея объединения Молдовы и Румынии — это подрывная акция тех, кто выступает против румынского единства под масками патриотов. Среди фанатичных прорумынских активистов, которые зачастую являются агентами совсем других спецслужб, в том числе, российских. Почему это государство может развалиться? Потому что в случае объединения в теперь уже единой Румынии будет существовать значительное количество людей, которые будут выступать против него. Основная их часть будет из нашей страны. Они будут готовы сделать что угодно, чтобы вредить единому румынскому государству. Это может быть как «антирумынская» пропаганда, так и разного рода подрывные акции, вплоть до настоящих терактов. Это серьезнейшим образом обострит внутриполитическую обстановку в стране. К этому добавятся колоссальные расхождения в образе мышления, реакции на те или иные события, в восприятии происходящего у жителей обоих берегов Прута, особенно с теми, кто живет на территории южной и западной Румынии (Валахия, Банат, Кришана и Трансильвания). Это тоже будет катализатором опаснейшего социального напряжения в обществе.
Найдется немало политических сил и вне Румынии, которые будут заинтересованы в том, чтобы разжигать эти противоречия между присоединенными территориями и другими регионами Румынии. В дестабилизации ситуации в Румынии сегодня заинтересована Россия, для которой Румыния – теперь уже исторический барьер на пути ее влияния на Балканы и далее к Стамбулу. Но в случае ослабления и распада России геополитическое значение Румынии значительно сократится. В этом случае вопрос о территориальной целостности Румынии может быть поставлен и поддержан уже странами Запада, начиная, разумеется, с Венгрии, к которой при определенных обстоятельствах может примкнуть и Болгария.
Венгерские власти никогда не забывали о своих притязаниях на Трансильванию. Эта тема поднималась даже в советские времена, при правлении Я.Кадара. Советские власти не хотели ссориться с Румынией и старались не разжигать румыно-венгерское противостояние. Вопрос о территориальных претензиях между Венгрией и Румынией был формально улажен только по требованию Брюсселя к 1995-1996 гг Но и сегодня как в самой Венгрии и на территории некоторых уездов Румынии немало людей считают, что часть территории бывшей Трансильвании должна иметь особый административный статус в составе Румынии. В Болгарии также помнят о Добрудже, часть которой отошла к Румынии и могут при «великом объединении» выдвинуть свои территориальные претензии к северной соседке. Так что, достаточно объединить Молдову и Румынию, чтобы поджечь этот бикфордов шнур и спровоцировать территориальные споры Румынии с соседними государствами. Справиться со всем этим Румынии в ее нынешнем состоянии будет довольно таки затруднительно.

- - И что в итоге? Сама Румыния развалится?

- Помимо территориальных претензий, основанных на историческом прошлом, которые станут серьезнейшей проблемой Румынии на весь последующий период ее существования, будет нанесен мощнейший удар по экономике Румынии, потому что нужно же будет содержать эту «присоединенную территорию» нашей страны. Где брать деньги на ее содержание?! В свое время румынские же исследователи подсчитали, что объединение будет стоить порядка 35-40 миллиардов евро. Это сумасшедшая сумма, неподъемная для Румынии и слишком крупная даже для ЕС. В результате в единой Румынии начнутся серьезнейшие экономические проблемы и впечатляющий спад уровня жизни, и так далеко не самого высокого в ЕС. Одна только «финансовая» цена «великого объединения» это создаст румынским политикам столько проблем, сколько им и не снилось даже в страшных снах. Экономические проблемы всегда тянут за собой политические. Это значит, что в исторических регионах Румынии (румынская Молдова, Трансильвания, Банат, Кришана, Валахия и другие) будут стимулироваться автономистские тенденции, и они будут подкрепляться со временем историческими аргументами. Как следствие, начнут возникать политические силы (они и сейчас время от времени дают о себе знать) которые будут ставить вопрос о придании большей автономии различным регионам Румынии и в дальнейшем - децентрализации румынского государства. В этот процесс неизбежно вмешаются и западные страны, потому что после 1990 года началась общемировая тенденция раскола национальных государств. Поэтому после 1990 года в мире нет НИ ОДНОГО случая объединения, а есть только раскол государств. Румынским политикам и интеллигенции трудно смириться с этим фактором, но это так, и объединение с Молдовой вызовет процессы дробления самого Румынского государства. В результате уже спустя некоторое время после «великого объединения», после драматичного падения уровня жизни и обострения социально-политической обстановки в «восточных территориях» за Прутом, в самых разных регионах Румынии вопрос будут ставить примерно так: «Зачем нам содержать территории, которые мы не сможем прокормить?!» Никакой патриотизм не устоит против этого вопроса.

- - Получается, что Молдова в итоге вновь станет независимым государством!

- Это неизбежно приведет к распаду Румынии на ряд регионов, которые получат затем суверенный статус, и Молдова постепенно вновь обретет независимость, хотя пока непонятно, в какой форме.

- - А разве этого не понимают наши главные унионисты во главе с Гимпу или же они «агенты Кремля»?

- Что касается Гимпу, то в отношении его в разное время высказывались подозрения в связях с советским КГБ. Когда его брата Георге посадили в 1972 глду в тюрьму, Михаилу Федоровичу шел 21 год, то есть он был уже вполне взрослым человеком и мог активно помогать брату. Но в материалах КГБ МССР по делу группы, в которую входил Г.Гимпу, которые я сам лично читал в бывшем партархиве ЦК КПМ, Михаил Федорович вообще не фигурирует. Готов поверить, что Михай Гимпу душой и телом был за брата и очень за него переживал, но все же держался в стороне и в этой группе не состоял. Почему, если он был такой патриот, как сейчас рассказывает? Но это помогло его карьере. Он работал юристом и юрисконсультом на предприятиях, а затем стал и народным судьей. Иметь в советские годы брата-политзаключенного и стать народным судьей (а судьей он стал еще когда брат находился под надзором «органов»— это было немыслимо без контактов с КГБ. Добавлю только, что то, что Д.Киртоакэ делает с Кишиневом под надзором своего дяди – это тоже колоссальная подрывная акция. С одной стороны, он убеждает жителей, что Молдова нежизнеспособна, раз в ее столице такой дикий бардак, а с другой, подрывает веру и в способность самих унионистов что-то изменить. «Вталкивая» Молдову в Румынию таким образом, они готовят взрыв Румынии изнутри, о котором я сказал выше.

- - А Анатолий Шалару?

- У него нет таких связей, как у Гимпу. А.Шалару был одним из организаторов Народного фронта, создавал общество Алексея Матеевича, сам его возглавлял и заслуг перед национальным движением у него, по крайней мере, не меньше, чем у Гимпу. А, может быть, и побольше. Против Шалару я даже по сей день не встречал утверждений, что он с кем-то сотрудничал.

- Он просто добросовестно заблуждается относительно унири...

- Насколько все они заблуждаются и насколько они просто играют роль унионистов или действительно ими являются – покажет время. Не только Шалару, но и многие в Румынии заблуждаются. С 1820-1830-х гг., еще до образования Румынии, на территории запрутской Молдовы и Мунтении последовательно внедрялась идея, что «мы все румыны, мы единый народ», в том числе и те, кто остался за Прутом. Одновременно им доказывали и доказывают, что все, кто против этого мнения – сторонники России, ну или на худой конец, Венгрии. Им это, в конце концов, доказали. И теперь они просто не верят тому, о чем я говорил выше. Когда я им говорю, что объединение Румынии и Молдовы — подрывная акция, которая вас же и уничтожит, подавляющее большинство сторонников унионизма считает это провокацией. Но это – не провокация. Это жестокая правда. И те, кто сейчас в это не верит, поверит потом, в случае, если их мечта об объединении когда-нибудь осуществится.

Яндекс.Метрика