ГРАЖДАНСКАЯ ПЛАТФОРМА
MOLDOVA MARE

НОВОСТИ    /    СТАТЬИ    /    ВИДЕО MOLDOVENEASCĂ    /    РУССКИЙ    /    ENGLISH
ВСЕ СТАТЬИ
<<< Вернуться к оглавлению
Автор: Stepaniuc Victor

Жертвоприношение Молдовы..... |

После Бухарестского мира (16.05.1812 г.) до 1859 года Западная Молдова (между Прутом и Карпатами, без Буковины) была под властью пяти господарей-фанариотов, нескольких кэймэкэмий (каймакам — заместитель господаря - Авт.)‚ назначенных Оттоманской Портой. После 1862 года‚ в результате объединения нескольких цинутов Западной Молдовы с Валахией (Мунтенией), Александру Ион Куза был избран руководителем «Объединенных княжеств Молдова и Валахия» (это правильное официальное название, установленное Парижской конференцией 19.08.1858 г.) также с согласия Порты. Даже лейтенант драгунского полка прусской гвардии Карл Хохензоллерн (Гогенцоллерн) был назначен королем Румынии согласно фирману турецкого султана АбдулАзиза от 23 октября 1866 года!
   Условия политического, социально-экономического и духовного развития, навязанные Западной Молдове после 1812 года‚ были настолько обременительными даже в сравнении с Восточной Молдовой, что «вызвали в широких кругах волну протеста против угнетения... Во время правления Иона Санду Стурзы мелкое боярство из Молдовы начинает вести себя почти революционно».
   Выступая «против крупных бояр, которые монополизировали право руководства государством», представители этой многочисленной протестующей прослойки решительно отвергают систему управления, навязанную оттоманами и проводимую местным крупным боярством, с интересом и завистью наблюдая за административно-политическими процессами, которые развернулись в те годы в Восточной Молдове.
В своем памфлете Стригаря нородулуй Молдовей (Воззвание народа Молдовы) молодой боярин Ионикэ Тэутул, «по примеру уложения Бессарабии 1818 года, требовал признать и за боярами второй ступени равные права с крупными боярами. Он завидовал бессарабцам и буковинцам, чье положение считал лучшим, чем у молдаван. . .»
   Политическое османское угнетение в Западной Молдове дублировалось мунтянским национальным и духовным притеснением. Нарушая положения Парижской конференции (19.08.1858 г.) о равенстве прерогатив, о паритете институтов, призванных не допустить вмешательства одного княжества в дела другого, валашские политические круги присвоили себе полномочия сюзеренов Молдовы.
   Вызывающе вмешиваясь во внутренние дела молдаван, они начали навязывать тем, кто заложил основы культурного фонда, их, валашские (мунтянские), представления об общественной, культурной жизни.
   Уже в 1861 году, еще до объединения 1862 году, министр внутренних дел Валахии И. Гика своим приказом навязал Молдове латинский алфавит (впоследствии существенно измененный), который молдавские интеллектуалы долгое время не принимали.
   Следует отметить, что унионистское движение после 1848 года в Молдове и Валахии имело сторонников среди части интеллектуалов. Правда, в Валахии оно было, как всегда, более шумным и вызывающим. Широкие слои молдавских интеллектуалов и крестьян понимали, что Молдова без «Бессарабии», при возможном объединении с Валахией, может стать «аннексией Румынской Страны».
   После 1852 года стала явной заинтересованность Франции, Пруссии, России в «объединении княжеств Молдовы и Валахии». Эти страны, прежде всего Франция, сознавали, что «Молдову было легче втянуть в действия против объединения, потому что было известно, что она должна принести на алтарь объединения более крупные жертвы, даже саму свою государственную сущность». Наполеон III был информирован, что Мунтения хотела объединения любой ценой, потому что «для Мунтении проектируемое объединение означало лишь многие блага».
   В Молдове политическая борьба между унионистским и антиунионистким течениями ужесточалась, особенно после 1856 года‚ когда готовились выборы в диван ad hoc Молдовы. В 1856 году молдавские антиунионисты возглавлялись каймакамом Теодором Балшом, а затем Николаем Вогориде, также каймакамом (1858-1859 гг.). В ходе подготовки собрания ad hoc Молдовы в 1857 году унионисты, осознав, что проиграют выборы, решили их бойкотировать, обвиняя Н. Вогориде в том, что результаты будут сфальсифицированы. Несмотря на это, выборы в Молдове состоялись: в Собрание ad hoc Молдовы были избраны одни антиунионисты.
   Хотя это и был результат демократической кампании, Собрание ad hoc Молдовы имело драматическую судьбу. Правительства Франции, Пруссии, Англии, то есть, великие державы той эпохи, преследуя свои интересы, не признали полномочий демократически избранного Собрания. (Ирония судьбы: подобная практик продолжается и в наши дни!). Эти силы потребовали от Турции повторения выборов в Молдове.
Антиунионисты, широкие слои молдавского общества были дезориентированы и деморализованы этим грубым, явно заинтересованным вмешательством крупных государств Европы. Население, люди верующие были введены в заблуждение и лицемерным обращением митрополита Софроние Миклеску (1851-1860 гг.). Разумеется, как всегда случается при насильственных, назначаемых чужими силами повторных выборах, унионисты восторжествовали.
   Однако антиунионистские действия молдаван продолжатся с таким же упорством и после объединения нескольких цинутов Западной Молдовы, без Буковины, с Валахией в 1862 году.
   Грубое нарушение валашскими политическими кругами положений Парижской конференции от 19.08.1858 года‚ вызывающее вмешательство во внутренние дела Молдовы, изгнание из страны после 1866 года главы Объединенных княжеств молдаванина Ал.И. Кузы, валашский политический и духовный диктат привели к тому, что недовольство объединением 1862 года стало возрастать, завершившись выступлением против приведения, с согласия турок, немецкого, чужой веры короля.
   Румынский историк И. Лупаш, чуть ли не единственный, кто осмелился комментировать Молдавское сепаратистское движение апреля 1866 года (Восстание молдаван против объединения с Валахией), с большой неохотой пишет очень кратко об «ужесточении сопротивления молдаван, которое вылились в Яссах в кровавые столкновения, когда был ранен сам митрополит Калиник Миклеску» (1863-1875), единственная авторитетная официальная фигура, фактически руководитель Западной Молдовы того времени. «Некоторые молдаване, — явно неохотно комментирует И. Лупаш, — выступали против чужеземного господаря, группируясь вокруг боярина Николае Розновану, под руководством которого был создан Сепаратистский комитет.
   Рознованы сумели привлечь на свою сторону митрополита Калиника Миклеску. В первое воскресенье апреля 1866 года, когда митрополитский собор был переполнен людьми, после божественной литургии, митрополит вышел к возбужденной толпе, направляясь к Административному дворцу, где находились члены господарской делегации — генерал Н. Голеску и Л. Катаржиу, прибывшие из Бухареста с «решением подавить любое движение».
   Перед выходом Теодор Болдур-Лэцеску во дворе митрополии произнес пламенную речь о правах Молдовы, призывая присутствующих следовать за митрополитом Калиником под звон колоколов.
Но на дворцовой площади шествию преградил путь мунтянский полк, который не отступил даже перед крестом митрополита. .. Один солдат, не долго думая, штыком продырявил одеяния митрополита, ранив его. Разъяренная толпа начала атаковать солдат камнями, но была отодвинута солдатами назад до митрополии. Беспорядки продолжались до двух часов дня, придав молдавской столице печальный вид города, залитого ручьями крови.
   В речи, произнесенной в Бухаресте (1937 г.) «В память о дне 24 января 1859 года», профессор Н. Йорга, напоминая о кровавом столкновении в Яссах, комментирует его следующим образом: «...Если дошло до процессии, отправлявшейся, по древнему обычаю, от митрополии с владыкой во главе и до подлинной схватки с армией, с тем мунтянским полком, который использовал оружие и пролил много крови, это из-за изгнания с престола Куза-водэ, который для принесенной в жертву Молдовы был гордостью и утешением... Что мог оставить в душе этот трагический случай по отношению к Бухаресту, если не ко всему южному румынскому миру? Продолжалось сопротивление...»
   Мунтянские (валашские) власти инсценировали судебный процесс над лидерами Сепаратистского движения молдаван. На судебном процессе в Яссах (декабрь 1866 года) подсудимый Т. Болдур-Лэцеску на вопрос о его национальности гордо ответил: «Сынт молдован!» («Я молдаванин!»).
   Наверное, М. Эминеску имел в виду и то кровавое событие — подавление валашской армией Сепаратистского движения в Молдове, когда «в записке, находясь в Вене, он (М. Эминеску) пишет, что ему стыдно, что он румын». Гордясь своей молдавской принадлежностью, М. Эминеску «чувствует себя настолько молдаванином, что во время войны (1877-1878 гг.) очень чувствителен к славе солдат из Молдовы.
   В статье Moldovenii și Muntenii, полемизируя с бухарестской газетой, говорит: «Бухарестские газеты, либеральные и консервативные, без разницы, игнорируют истину и, кажется, что скорее взяли бы огонь в рот, чем признали, что именно молдаване ведут себя исключительно на поле боя»?”
   После кровавого подавления валашской армией Сепаратистского движения в Молдове (апрель 1866 г.), жесткая мунтенизация/олтенизация всего молдавского, прежде всего исторической памяти, молдавского национально-государственного сознания, сладкозвучного молдавского языка стала официальной политикой Бухареста.
   Румынский исследователь Ал. Добре отмечает существование определенных молдавских сепаратистских тенденций после объединения княжеств в 1862 году.
   Для формирования и «прививания» единого румынского национального сознания среди населения было предложено срочно создать Societatea literară cu character academic (Литературно-академическое общество).
   В первой статье Положения общества перечислялись задачи по установлению норм орфографии и грамматики, по созданию словаря румынского языка.
   Через год Литературно-академическое общество, образованное королевским декретом, включилось в «научное редактирование» творений молдавских писателей, молдавской истории, молдавских летописей.
   В результате этого «румыно-научного» редактирования молцавская литература стала «румынской», молдавские летописцы стали «румынскими» хронистами Молдовы, молдавско-славянские летописи стали «румынскими», господари Молдовы от Богдана I до Д.Кантемира, в том числе Стефан Великий, стали «румынскими».
   В 1871 году, когда молдавские студенты отмечали 400-летие завершения строительства под ктиторством Стефана Великого монастыря Путна, румынский патриотизм был еще хилым. Многие участники торжества не согласились с тем, что организаторы провозгласили прославленного молдавского воеводу Стефана III Великого «румынским господарем». «Стефан Великий перестал быть известным и легендарным воеводой Молдовы и стал румынским господарем».
   Румынская Академия приступила к демолдовенизации произведений великих молдавских классиков. Творения И.Крянгэ, М. Эминеску демолдовенизируются, их произведения после 1890 года сопровождаются длинными глоссариями списками слов, знакомых и понятных молдованам, но нуждающихся в толковании для валахов/румын.
   О мунтянском чистилище для работ молдавских авторов И. Крянгэ сам писал. Тоталитарная кампания истребления молдавской духовности, стирания из исторической памяти всего того, что связано с Молдовой, с Молдавским Государством, с многовековым существованием молдаван, которые заложили основу сокровищницы художественных ценностей, дали миру уникальные достижения, возмутила деятелей культуры.
Писатель Калистрат Хогаш отмечал в 1900 году в своих эссе Moldovenismele, Cultura în Moldova «С некоторых пор наблюдается довольно любопытное течение: литературный антимолдовенизм, который проявляется особенно в отношении языка.
   Создается впечатление, что некоторые хотят запретить говоры, бытующие по эту сторону Милкова (пограничная река между Валахией и Молдовой), давая приоритет говорам других частей Дакии. .. Это тенденция запугивания нас».
   Об эпидемии румынизма писал Я. Негруци. Об этой напасти, которая и сегодня угрожает молдавской культуре и очарованию молдавского языка, неоднократно писал Михаил Садовяну, клеймя «литературный гитлеризм» его хулителей.
   Несмотря на то, что и в начале 60-х годов ХХ столетия многие граждане Румынии из разных населенных пунктов, анкетируемые для Румынского лингвистического атласа (Atlasul Lingvistic romîn), заявили, что «говорят по-молдавски», мунтенизаторский/румынизаторский каток продолжает давить, уничтожать «золотую плаценту восточнороманской культуры», родившейся, установившейся и распространившейся из Молдовы.
   Мунтянско-олтянская диктатура, политико-националистическая по своей сути, продолжается и в наши дни в Западной Молдове. «Мы, все писатели-молдаване из Румынии, — свидетельствует известный ясский поэт Чезар Ивэнеску, — были двадцать лет под коммунистической, чаушистской и олтянской диктатурой, нам было тяжело утверждать молдавские ценности в Румынии. И сегодня ситуация стопроцентно не исправлена». (Флукс, 2001).
   Драматическая судьба Западной Молдовы в составе Румынии, молдавской культуры в удушливой атмосфере тотальной румынизации является красноречивым примером тому, как отрицаются исторические начала государства путем официального проведения политики денационализации, деэтатизации сознания части молдавской нации, попавшей, в силу превратностей судьбы, в состав государства, считающегося унитарным и (моно)национальным.
   Давно стала аксиомой неоспоримая истина: молдавское национальное самосознание, отраженное в лингвониме лимба молдовеняскэ, этнонимом молдовень, сознание исторической Родины - Молдовы, принадлежности современному молдавскому государству - Республике Молдова сохраняются только у молдаван восточнее Прута и по обоим берегам Днестра. И они с гордостью проявляют свое национально-государственное сознание‚ как подлинные исторические и законные наследники всего молдавского, всего, что относится к Молдове.

Источник: Степанюк В. ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ МОЛДАВСКОГО НАРОДА. — Кишинёв, 2006



ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Восстание молдовенистов

Предки молдаван – даки – прямые собратья евроатлантов, создавших евроцивилизацию

Молдавская независимость и Молдавский язык

Доказано настоящее происхождение названия государства Молдова

Знамя Штефана III Великого – символ многовековой молдавской государственности

Украденная символика Молдовы

Нужны ли Молдове новый гимн, флаг и герб?

Молдавский флаг

Хватит стыдиться Родины, сынок: Люби Молдову, мать твою!

Славься молдавский народ, славься молдавская нация!

Без возвращения исторических символов молдавская государственность обречена

Что означает дата 2 августа 1940 года в истории Молдовы?

Я по-настоящему рад за менталитет нашего молдавского народа!

Расстрел молдавского марша валашскими (румынскими) солдатами.


Яндекс.Метрика