История Молдавской ССР

 

PLATFORMA CIVICĂ
MOLDOVA MARE

подробнее >>>

История Молдавской ССР

Таким образом, СССР был юридически неправомочен осуществлять в 1940-1941 и 1944-1991 гг. какие бы то ни было формы управления вновь образованной МССР.
Констатировав это обстоятельство, охарактеризуем статус МССР в составе СССР. Закон об образовании Молдавской ССР оставил республике 6 уездов бывшей Бессарабии (Бэлцкий, Бендерский, Кагульский, Кишиневский, Оргеевский и Сорокский), 6 районов бывшей МАССР (Каменский, Рыбницкий, Дубоссарский, Григориопольский, Слободзейский и Тираспольский), города Кишинев, Тирасполь, Бендеры. Остальные районы бывшей МАССР, весь Аккерманский, значительная часть Измаильского и Хотинского уездов отошли к Украине.
Несмотря на слабые попытки властей республики противостоять давлению I секретаря ЦК КП (б)У Н.Хрущева, последнему удалось с небольшими изменениями настоять на своем варианте границ МССР и Украины, который и был окончательно утвержден 4 ноября 1940 г. соответствующим Указом Президиума Верховного Совета СССР .
Происшедшее 4 ноября 1940 г. следует считать Договором об обмене территориями между захваченной советскими войсками МССР и Украиной, подписавшей Договор о создании СССР, т.е. законно являвшейся членом этого политического объединения. Районы левобережья Днестра стали юридически оформленной компенсацией Украины Молдавской ССР за утраченные в пользу Киева Северную Буковину и Южную Бессарабию.
Примером такого обмена между этими же сторонами впоследствии можно считать передачу Молдовой в 2001 г. по договору с Украиной последней участка дороги в 7,7 км. близ с.Паланка в обмен на выход к реке Дунай у с.Джурджулешть.
10 ноября 1940 г. внеочередная сессия Верховного Совета республики назначила дату выборов в Верховный Совет МССР на 12 января 1941 г. По итогам состоявшихся в этот день выборов был сформирован Верховный Совет Молдавской ССР, первое заседание которого состоялось 8 февраля 1941 г.
Перед ним сложили полномочия Верховный Совет, избранный еще в Молдавской автономии, и правительство последней, которые временно исполняли свои функции до избрания законодательного органа союзной республики.
Больших изменений в персональном составе высшего руководства республики не произошло. Верховный Совет избрал своим Председателем Президиума Ф.Бровко, и назначил правительство (Совет Народных Комиссаров) во главе с Т.Константиновым (оба занимали эти же должности и в МАССР).
Согласно Конституции МССР, принятой 10 февраля 1941 г., ведению республики подлежали: установление Конституции, контроль за ее исполнением, изменения территориального деления республики в целом, городов и районов, в законодательстве, охрана государственного порядка, утверждение народнохозяйственного плана, госбюджета, налогов, сборов, неналоговых доходов, руководство страховым и банковским делом, управление банками, промышленными, сельскохозяйственными и торговыми предприятиями, организациями республиканского значения, руководство местной промышленностью, контроль и наблюдение за состоянием предприятий союзного значения, управление жилищно-коммунальным хозяйством, транспортом, дорожным хозяйством, всеми ступенями образования, культурно-просветительными и научными учреждениями, здравоохранением, социальным обеспечением, физкультурой и спортом, организацией судебных органов, вопросами предоставления гражданства, амнистии и помилования осужденных на территории республики.
Кроме того, МССР формально получила право на выход из состава СССР, закрепленное в ст.14 Конституции республики.
В компетенцию МССР не входили вопросы государственной безопасности, обороны, иностранных дел, что являлось существенным снижением ее автономного статуса в СССР даже по сравнению с просуществовавшей всего несколько недель Бессарабской ССР.
Фактически республика получила тот же статус в рамках Союза, что был у МАССР в составе Украины образца 1925-1938 гг., поскольку наркоматы вновь были поделены на две части – союзно-республиканские (пищевой, лесной и легкой промышленности, земледелия, финансов, торговли, внутренних дел, юстиции, здравоохранения, государственного контроля) и республиканские, в число которых вошли только наркоматы просвещения, местной промышленности, коммунального хозяйства, социального обеспечения, автотранспорта.
Сходство статуса МССР в СССР со статусом МАССР в составе Украины еще более усиливается, если вспомнить, что 18 июня 1941 г. Бюро ЦК КП (б)М, неконституционный орган реальной власти в МССР, назначило постоянного представителя (постпреда) СНК МССР в СНК СССР – К.Цуркана.
Кроме того, в области законодательства МССР, не имея собственных кодексов, в соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 декабря 1940 г. продолжительное время пользовалась украинскими кодексами (Гражданским, Гражданско-Процессуальным, о труде, о браке и семье), и «законодательно» по инерции еще зависела от Украины.
Наделение республики полномочиями в области внешних сношений и обороны, т.е. возврат к статусу Бессарабской ССР произошло уже в начале 1944 г., когда успешное наступление советских войск на запад поставило перед советским руководством необходимость доказать европейским странам, что советские союзные республики хотя бы декларативно обладают всеми правами суверенного государства. 23 февраля 1944 г.
Президиум Верховного Совета МССР принял Указы «Об образовании Народного комиссариата иностранных дел МССР» на основании Закона СССР от 1 февраля 1944 г. «О предоставлении союзным республикам полномочий в области внешних сношений и преобразовании в связи с этим Народного комиссариата иностранных дел из общесоюзного в союзно-республиканский» и «Об образовании Народного комиссариата обороны Молдавской ССР на основании общесоюзного закона «О создании войсковых формирований союзных республик и о преобразовании в связи с этим Народного комиссариата обороны из общесоюзного в союзно-республиканский народный комиссариат». Первым наркомом обороны Молдавской ССР стал полковник А.Гервасьев, а первым наркомом иностранных дел – заместитель Председателя СНК республики Г.Рудь . Совет Народных Комиссаров (с 26 марта 1946 г. – Совет Министров) и в последующие десятилетия осуществлял руководство внешними сношениями МССР с иностранными государствами.
По мнению советских авторов А.Сурилова и Н.Стратулата, согласно включенной III сессией Верховного Совета Молдавской ССР в декабре 1944 г. в соответствии с Законом МССР от 23 февраля 1944 г., в текст Конституции МССР статьи 15-б, республика имела право вступать в непосредственные сношения с иностранными государствами, и как самостоятельный субъект международного права (выделено нами – Р.Ш.) могла заключать соглашения с иностранными государствами, обмениваться дипломатическими и консульскими представителями. Указанные авторы также отмечают, что Президиум Верховного Совета МССР получил право назначать дипломатических представителей республики в иностранных государствах, принимать верительные и отзывные грамоты аккредитованных при нем дипломатических представителей иностранных государств. Вплоть до 1990-1991 гг., однако, эти формальные заявления были всего лишь пустой декларацией (о чем ниже). Тем не менее нельзя не отметить, что международные контакты республики активизировались, начиная с 1960-х гг. Должность министра иностранных дел при этом совмещалась с постом Председателя Совета Министров республики.
После установления в крае румынской администрации Правобережье получило статус генерал-губернаторства, а Левобережье стало Губернаторством Транснистрия. При Бессарабском генерал-губернаторстве работали ведомства, названные здесь, как и в период Молдавской Демократической Республики, директоратами – военный, административный, финансовый, здравоохранения, труда, юстиции, пропаганды, просвещения, религиозных культов.
Бессарабия была поделена на уезды – Кишиневский, Кахулский, Четатя Албэ, Килийский, Бендерский, Сорокский, Орхейский, Бэлцкий, Измаильский, Лэпушнянский, Тигинский. Хотя в состав края вернулись причерноморские уезды Молдовы, на этот раз в него не вошла Буковина, составившая отдельное губернаторство. Уезды возглавлялись префектами (обычно полковниками запаса) со своим аппаратом, и делились на пласы (волости), а последние – на коммуны из 4-5 сел.
C приходом советских войск в марте-августе 1944 г. территория Молдовы вновь была сокращена до размеров, предусмотренных соглашением МССР и УССР от 4 ноября 1940 г. Несколько лет, однако, МССР все еще имела официально не оформленную западную границу – с Румынией. Окончательно она была зафиксирована Парижским мирным договором, подписанным Румынией 10 февраля 1947 г.
Вскоре после войны, в 1947 г. полномочия республики несколько расширились – II сессия Верховного Совета МССР отнесла к ведению республики законодательство о браке и семье (но без права издания собственного кодекса по этому кругу вопросов). Тем не менее вплоть до 1957-1958 гг. полномочия республиканского Верховного Совета были крайне узкими – в этот период он мог издавать законы только по вопросам (помимо указанных выше) труда, использования недр, лесов, вод, земель.
Постепенное расширение полномочий республиканских органов власти начинается вскоре после смерти И. Сталина, хотя еще несколько месяцев в руководстве СССР и МССР доминировали по инерции прежние централизаторские нотки – в сентябре 1953 г. Министерство автотранспорта стал из республиканского союзно-республиканским, а Управление заготовок Минсельхоза в декабре того же года обрело статус самостоятельного министерства, подчиненного Министерству заготовок СССР.
Но уже 10 апреля 1954 г. постановлением Совета Министров СССР в подчинение республиканских органов власти были переданы все водохозяйственные организации Минсельхоза СССР – «в целях повышения республиканских органов за развитие орошения, осушения и обводнения». В мае 1955 г. республики получили другим постановлением СМ СССР (от 4 мая 1955 г.) право планирования производства и распределения всех видов промышленной продукции и формирования планов по труду. В 1955 г. произошло расширение полномочий республик еще в одной стратегической сфере – связи: 16 февраля 1955 г. Министерство связи было переведено из совместного союзно-республиканского подчинения в исключительное подчинение республик.
В условиях советской политической системы, однако, решающая роль принадлежала не правительству, а партийным органам, которые могли как предоставить полномочия, так и в любой момент отнять их у любого органа власти страны. И полную зависимость республиканских правительств от решений партийных органов продемонстрировали реформы 1956-1957 гг., коснувшиеся исполнительной и судебной ветвей власти в МССР.
В области исполнительной власти наиболее важными из них являются три. Первое, совместное постановление ЦК КПСС и СМ СССР №724 от 30 мая 1956 г. передало в ведение республик промышленность продовольственных и строительных материалов, мясомолочных продуктов, рыбную промышленность, Министерство заготовок, легкую, текстильную, бумажную и деревообрабатывающую промышленность, здравоохранение, автотранспорт и шоссейные дороги, розничную торговую сеть, предприятия общепита и речной флот.
В соответствии с другим важнейшим решением, принятым Совмином СССР 25 февраля 1957 г., правительствам республик были переданы лимиты и задания по капитальному строительству, труду для всех союзно-республиканских министерств (в т.ч. МВД, Минздрав, Минкульт, Министерство высшего образования и др.).
Но наиболее крупным по своей значимости в процессе хрущевских реорганизаций, ставшее фундаментом для дальнейшей передачи власти республикам стало решение Бюро ЦК КПМ от 4 июня 1957 г. «О дальнейшем совершенствовании организации управления промышленностью и строительством МССР», которым учреждался Совет Народного Хозяйства республики, включивший в себя всю ее территорию.
Кроме этого, в мае 1956 г. из Юго-Западной железной дороги была выделена Молдавская железная дорога, а в апреле 1960 г. Статистическое Управление МССР, полностью управлявшееся Москвой, было преобразовано в Центральное Статистическое Управление при СМ МССР.
В области законодательной власти реформирование началось с местных Советов. Уже осенью 1953 г. ЦК КПМ и СМ МССР предоставили райисполкомам право направлять до 60% накоплений предприятий местной промышленности на расширение последней.
В мае 1954 г. Совет Министров МССР предоставил местным Советам право самим устанавливать цены на бытовое обслуживание граждан, а постановление ЦК КПМ и Совмина республики от 9 марта 1955 г. «Об изменении планирования сельского хозяйства» разрешило райсоветам утверждать составленные в колхозах их годовые планы развития.
Во второй половине 1955 г. в подчинение райсоветов отошла и большая часть предприятий промкооперации. Согласно постановлению ЦК КПСС и СМ СССР от 22 января 1957 г. местные Советы получили право формирования локальной экономики, производства и распределения произведенной продукции. Закон от 7 июня 1957 г. передал рай- и горсоветам Кишинева, Бэлць, Бендер, Тирасполя райпромкомбинаты и артели жилищного строительства, а в 1957-58 гг. им же была поручена организация жилищного строительства и выдача квартир.
Расширение полномочий местной власти стало прологом для расширения прав Верховного Совета республики. Как уже говорилось, начиная с 1940 г. Верховный Совет МССР имел право издавать законы лишь по очень узкому кругу вопросов, а Верховный Совет СССР устанавливал для них основы законодательства. В 1957 г. Верховный Совет МССР получил право издавать законы о государственном плане республики на следующий год. В 1961 г. оно было дополнено также правом разработки бюджетных планов.
Серьезная работа по децентрализации была проведена в области судопроизводства и кодификации законов, которые до этого находились, в соответствии с Конституцией СССР 1936 г. и МССР 1941 г. в исключительной компетенции Верховного Совета МССР.
11 февраля 1957 г. Верховный Совет СССР принял Закон, частично изменивший прежнее положение вещей – «Об отнесении к ведению союзных республик законодательства об устройстве судов союзных республик, принятии гражданского, уголовного и уголовно-процессуального кодексов». Согласно этому закону, в частности, председатели Верховных Судов республик по должности стали членами Верховного Суда СССР.
С этого момента, и особенно после VI сессии IV созыва Верховного Совета МССР (1957) утвердившей эти изменения, в республике начинается разработка закона о судоустройстве (принят в 1960 г.) и собственных кодексов (за Верховным Советом СССР было оставлено лишь право принятия и утверждения основ этих законодательств) – принятого 24 марта 1961 г. Уголовного и Уголовно-Процессуального Кодексов, введя их в действие с 1 июля того же года. 26 июля 1964 г. был принят Гражданский кодекс МССР, позже – и остальные кодексы. В 1965 г. республикам были переданы новые права в области финансирования труда и зарплаты, а утверждение бюджетов гор- и райсоветов было передано последним решением Совета Министров МССР .
Таким образом, в период 1954-1965 гг. Молдавской ССР, государственному образованию, находившемуся под военным контролем союзных органов власти и гражданской администрацией в лице Совета Министров, Верховного Совета и т.д., жестко управлявшейся антиконституционной (до 1978 г.) по сути структурой - Коммунистической Партией Молдавии были предоставлены сравнительно широкие права в экономике и сфере государственного управления.
В то же время полный контроль за ситуацией в республике, включая и осуществление этих прав на практике, осуществлялся партийными органами. Верховный Совет и Совет Министров республики являлись лишь приводными ремнями для оперативного осуществления этого управления со стороны КПМ. Такое положение оставалось неизменным вплоть до 1990-1991 гг.
Убедительным примером подобного руководства партийными органами Президиумом Верховного Совета, например, может служить решение Бюро ЦК КП (б)М от 23 февраля 1944 г. об образовании Народного Комиссариата Иностранных Дел Молдавской ССР, когда вначале утвердили проект одноименного Указа Президиума Верховного Совета республики, а затем в тот же день вышел уже подписанный Председателем Президиума Верховного Совета и Секретарем текст Указа – в утвержденной Бюро ЦК КП (б)М редакции.
Руководство Советами открыто декларировали и сами партийные органы. Так, в частности, на IV съезде КП (б)М (18-21 сентября 1952 г.) первый секретарь ЦК КП (б)М Л.Брежнев рассказывал на конкретных примерах, как это происходило на практике .
Всевластие КПМ в республике было признано лишь Конституцией МССР, принятой 15 апреля 1978 г., согласно ст.6 которой «руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая Партия Советского Союза».
В Конституциях МАССР 1925 и 1938 гг., а также Конституции СССР 1936 г. и МССР 1941 г. статус партии никак не зафиксирован, что указывает на юридическую незаконность управления Компартией республики до 1978 г.
Все вышеназванные реформы, однако, совершенно не затронули внешнеполитическую деятельность республик. Права, предоставленные им ст. 15б и 30 Конституции о контактах с дипломатическими и иностранными представителями разных стран, праве Президиума Верховного Совета союзной республики назначать и отзывать дипломатических представителей МССР в разных странах и т.д. носили, как уже говорилось, чисто декларативный характер. Практически на правительственном уровне в 1960-е-1980-е гг.
Молдова имела представителей лишь в Венгрии, а весь аппарат республиканского МИДа состоял тогда из нескольких человек, число которых лишь в 1980-е гг. превысило 10 в связи с активизацией деятельности министерства. К слову, согласно Конституции МССР 1978 г., международные права МССР сократились в сравнении с поправками даже 1944 г. – она не могла принимать и отзывать дипломатических представителей, принимать верительные и отзывные грамоты.
Хотя и декларировалось право заключать договора и обмениваться дипломатическими и консульскими представителями с другими странами, не указывалось, какой именно орган уполномочен осуществлять эти функции.
Такая несамостоятельность республики во внешней политике основывалась и на причинах исторического характера, лежавших в основе создания СССР. 22 февраля 1922 г. в Москве был подписан договор о предоставлении РСФСР права защищать и представлять интересы союзных республик (Украины, Белоруссии, Грузии, Армении, Азербайджана – 3 последние были объединены в 1922-1936 гг. в ЗСФСР, а также Дальневосточной Республики (ДВР), Бухары и Хорезма) на международных конференциях, заключать от их имени договора и трактаты как со странами-участниками конференций, так и с другими государствами для обеспечения дипломатического единства советских республик.
Этот договор лежал в основе всей дипломатической деятельности СССР в 1922-1991 гг. Он был применен и в отношении республик, включенных в состав СССР без присоединения к Договору об образовании СССР, в т.ч. и Молдовы, что было зафиксировано в ст. 28 Конституции МССР 1978 г («Молдавская ССР во внешнеполитической деятельности руководствуется целями, задачами и принципами внешней политики, определенными Конституцией СССР»).
По это й причине изменения в международном статусе Молдовы в 1950-1980-е гг. были крайне незначительными и реально сводились к отделению должности министра иностранных дел от поста Председателя Совета Министров МССР, происшедшему в 1981 г, а также простому расширению круга стран, представители которых посещали республику: если до середины 1950-х гг. в республике бывали исключительно представители стран социалистического лагеря, то в 1960-е – 1980-е гг. МССР стали посещать представители деловых кругов и дипломаты стран Запада, аккредитованные в СССР.
Так, в 1975 г. Молдову посетили послы Англии (Т.Гарви), Новой Зеландии (Б.Лендрам), в 1980 – Индии (Б.Гуджрал), в 1985 г.- Италии (Д.Мильуоло). Частыми гостями в республике были консулы посольств социалистических стран в СССР. Например, в декабре 1984 г. первый заместитель Председателя Совета Министров Г.Степанов принял генерального консула Болгарии в Одессе М.Михайлова. В типичном для тех лет отчете отмечалось, что «беседа касалась развития молдо-болгарских отношений в рамках общих советско-болгарских».
Несмотря на то, что контакты с дипломатами и бизнесменами разных стран у республики все расширялись, начались и выступления на международных форумах (так, 23 ноября 1983 г. министр иностранных дел Молдавской ССР П.Комендант выступил на заседании Генеральной Ассамблеи ООН , советские исследователи крайне осторожно подходили к освещению вопросов контактов руководства республики с иностранными дипломатами. Упор делался на контакты с коммунистическими партиями разных стран. Связи же на уровне парламентов и правительств, хотя и были нередкими , в советской литературе почти не освещались, если не считать единичных работ с весьма скупыми характеристиками внешнеполитической деятельности республики.
Причем в 1980-е гг. по неясным для нас причинам этот вопрос в специальной литературе стал табу даже больше, чем раньше. Так, в книгах В.Андрущака из примерно 60 страниц, посвященных связям партийных, государственных и правительственных структур МССР с другими странами львиная доля уделена контактам по партийной линии, а на государственные и правительственные отводится всего 3 страницы, и то весьма общими словами.
На наш взгляд, это не только является подтверждением того, что внешнеполитические отношения республик являлись для руководства СССР не более чем необходимой декорацией «суверенитета» республик, провозглашенного Конституцией СССР, приложением к контактам между компартиями, но и отчетливо говорит о том, что советские власти сознательно стремились всячески избегать отражения роли связей Совета Министров и Верховного Совета МССР с другими странами, чтобы даже случайно не вызвать у кого-либо мысль о том, что эти структуры власти хоть в чем-то могут быть автономны от КПМ (Мнение о том, что Советы в политической системе СССР играли второстепенную, полностью подчиненную партии роль разделял, например, бывший председатель КГБ СССР генерал армии В.Крючков ).
Охарактеризованное выше положение, при котором МССР лишь формально располагала государственным суверенитетом (любое решение Президиума Верховного Совета, Совета Министров и даже Бюро ЦК КПМ могло быть в любой момент отменено соответствующими союзными структурами, поскольку республика не обладала правом решающего голоса в союзных органах, а только, согласно Конституции 1978 г. «проводила в жизнь решения высших органов государственной власти и управления СССР») сохранялось до последних лет существования Советского Союза. Этот статус МССР как и других союзных республик, был фактически признан и иностранными государствами в Хельсинкской декларации 1975 г., в тексте которой содержался принцип нерушимости существующих границ.
Начало изменению политического статуса МССР было положено Законом о проведении выборов народных депутатов МССР, принятом 23 ноября 1989 г. Согласно этому закону, допускалось участие в выборах в Верховный Совет МССР альтернативных представителям КПСС кандидатов]. Таким образом, хотя и в половинчатой форме, создавались предпосылки для свободных и демократических выборов, так как в условиях однопартийной системы альтернативность, по существу, соответствовала многопартийности. Такие выборы состоялись 25 февраля и 10 марта 1990 г. Конкурентом КПМ на них выступил Народный Фронт Молдовы, завоевавший 130 мест из 380.
Новый парламент Молдовы начал свою работу 14 апреля 1990 г. Уже 31 мая 1990 г. он принял Закон о Правительстве МССР, согласно которому последнее должно было обеспечивать соблюдение законов СССР, ратифицированных Верховным Советом МССР (нератифицированных союзных законов в республиках до 1990 г. не существовало), договоров и соглашений, действующих на территории МССР и проводить внешнюю политику в пределах своей компетенции.
В соответствии с этим Законом МИД был реорганизован в Министерство внешних сношений, министром вместо П.Коменданта стал Н.Цыу. Так началось закрепление подлинного суверенитета МССР (с 5 июня 1990 – ССРМ, с 23 мая 1991 – Республика Молдова [281]) во внешней политике, формально юридически предусмотренного еще в ст. 73 Конституции МССР 1978 г.
23 июня 1990 г. была принята Декларация о государственном суверенитете ССР Молдова, в соответствии с которой Правительство ССРМ 3 августа 1990 г. признало Устав ООН и обязалось соблюдать принципы международного права [283]. Решением Правительства от 3 августа 1990 г. были также утверждены основные функции и структура Министерства Внешних Сношений ССРМ (7 отделов, 34 человека).
К числу прерогатив Министерства в частности, относились координация внешнеэкономических и внешнеполитических отношений Молдовы, обеспечение ее участия в деятельности международных организаций (политических, экономических, культурных), установление многосторонних взаимовыгодных отношений с международными экономическими организациями и союзными республиками, реализация по дипломатическим каналам и т.д .
В соответствии с этим 50% работников советского консульства в Яссах были укомплектованы молдавскими дипломатами. Предполагалось их участие в советских посольствах в Италии, Германии, Испании, ООН. Кроме того, Н.Цыу в составе советской делегации участвовал в Парижской конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе (19-21 ноября 1990 г.). В МИДе было создано Управление государственного протокола, установившее постоянные контакты с генеральными консульствами Польши, Болгарии, Монголии, Венгрии, Румынии, ЧСФР, Кубы в Киеве и иностранными посольствами в Москве. Работники Министерства начали участвовать в деятельности международных организаций – ЭКОСОС, ФАО и др . Таким образом, Молдова начала обретать реальную автономию во внешнеполитических контактах.
В условиях стремительно развивавшегося процесса распада СССР руководство ССРМ предприняло шаги по дальнейшей суверенизации государства с перспективой последующего обретения независимости. В области внешних сношений, в частности, Министерству Внешних Сношений 20 мая 1991 г. было возвращено прежнее название Министерство Иностранных Дел, которое 27 мая 1991 г. также возглавил Н.Цыу.
Период с 20 мая по 27 августа 1991 г. можно охарактеризовать как подготовительный этап в процессе международного признания государства Республика Молдова (название страны установлено решением Парламента от 23 мая 1991 г), когда Молдова де-факто и де-юре все еще являлась частью СССР и не обладала в полной мере статусом субъекта международного права. Путч в Москве 19-21 августа 1991 г. ускорил процесс обретения независимости Молдовы.
Уже 27 августа 1991 г. Парламент страны провозгласил Декларацию о независимости. В соответствии с ней, после того как 8 декабря 1991 г. президенты России (Б.Ельцин), Украины (Л.Кравчук) и Председатель Верховного Совета Белоруссии С.Шушкевич, как представители стран-создателей СССР подписали в местечке Вискули (Белоруссия) Договор о прекращении существования СССР (договора были ратифицированы парламентами этих стран 10-12 декабря 1991 г.), распад СССР был окончательно закреплен Договором о создании Содружества Независимых Государств (21 декабря 1991 г.), который подписали лидеры всех стран бывшего СССР, кроме Прибалтики, в т.ч. и первый Президент Молдовы Мирча Снегур.
Последний юридический акт по завершению ликвидации СССР был принят 26 декабря 1991 г., когда Совет Национальностей Верховного Совета СССР с участием среднеазиатских республик (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан) принял Декларацию о прекращении существования Союза ССР.
 
 

Яндекс.Метрика