Государство и общество

 

PLATFORMA CIVICĂ
MOLDOVA MARE

подробнее >>>

Государство и общество

Государство и общество
Основные средства государство получало в виде денежных налогов. Их количество с конца XVI в. резко возросло и скоро достигло нескольких десятков. Самой тяжелой являлась подворная подать (дань царская, или бир). В начале XVII в. объем платежей на каждый двор составлял от 7 до 25 золотых в год (стоимость 1-3 быков).
Эта сумма превышала общую совокупность повинностей крестьян в пользу землевладельца. На рубеже XVII-XVIII вв. подати равнялись уже стоимости 2,5-5 быков. Государственные повинности в расчете на двор в 7-10 раз превышали частновладельческие.
В казну поступали многочисленные пошлины и штрафы. В конце XVI-начале XVIII в. в стране появилось более 90 новых податей. Примерно 40-60 из них существовали одновременно, а взимание налогов порой напоминало ограбление. Для получения платежей государство использовало сохранившуюся в сельской общине круговую поруку —напасту.
Нередко неплатежеспособность одних покрывалась раскладкой налогов на население всего уезда, а то и страны. Ограничение напасты происходит только с середины XVIII в. в ходе реформ К. Маврокордата и Г. Гики.
Со временем возросла роль государственных отработок. Из 56 трудовых повинностей 25 относились к животноводству. Часть работ крестьяне выполняли в пользу турок на территориях вокруг отнятых у Молдавии крепостей.
Нужда государства в налогоплательщиках, а вотчинников — в рабочих руках вызвала запрет крестьянских переходов. Этому служила первая общегосударственная перепись 1590-1591 гг. Вечинов, перешедших на новое место, предписывалось возвращать, как беглых, «с веревкой на шее».
Крестьяне, прибывавшие из-за рубежа, тут же становились вечинами. Правда, в начале XVII в. вводятся сроки исковой давности беглых — сначала 15 (1622 г.), затем семь лет (1628 г.). Благодаря им появились люди, имевшие право перехода, литураши (от «латура» - сторона). Прикрепление крестьян на церковных землях происходило через закладничество — патронат. При этом законодательство ограничивало количество зависимых от церкви крестьян-послушников, поскольку они освобождались от несения государственного тягла.
В середине XVII в. сближается положение вечинов и холопов. Это отразилось в Уложении Василия Лупу 1646 г. В повседневной практике вечинов не только насильно возвращали в случае бегства, но могли вместе с землей продать, подарить, обменять, заложить. В чем-то положение вечинов было даже тяжелее рабства, поскольку после реформы Мирона Барновского боярские и монастырские холопы не платилигосударственных податей. Однако закрепощение не было полным.
Землепользование находилось в ведении крестьян. Они сами жени- лись, а их жены не ходили на барщину. Вечины могли обращаться с жалобами на своего господина в государственный суд. Так центральная власть ограничивала судебные полномочия вотчинников.
Происходило наступление государства на город. Налоговое бремя вело к массовому обеднению горожан. Чтобы рассчитаться с казной, в середине XVII в. властям Пятры пришлось продать городскую дубраву.
Увеличилось и налогообложение вотчинников. С 1636 г. основная подать — бир — была распространена на всех светских и духовных землевладельцев, а в начале XVIII в. многие вотчины платили подати «по-крестьянски».
Происходило перераспределение доходов в пользу государства, за которым стояли служилые бояре во главе с господарем и Порта, получавшая более половины этих средств. Некоторые из фанариотов вообще не заводили вотчины, заботясь о получении максимальных доходов от государственной эксплуатации.
Государство маневрировало, то ускоряя, то пытаясь остановить процесс разорения мелких вотчинников. Уложение Мирона Барновского 1628 г. предусматривало возвращение куртян к службе, обещая им «великое послабление» в налогах. Тем не менее число служилых людей продолжало сокращаться. То же касалось и потерявших должности представителей верхушки — мазилов (в переводе с турецкого «отстраненный»).
В 1741 г. все боярство было разделено на три категории. В первые две вошли бояре, поколениями находившиеся на высоких должностях, — они составляли разряд нямурь. Третья группа объединяла мазылов, также получавших жалованье из казны и имевших право передавать свое звание по наследству.
Для обеспечения существования некоторых высоких светских и духовных лиц к ним прикрепляли 5-60 специально освобожденных от государственных налогов крестьян (такназываемых скутельников). Результаты их труда разделялись между вотчинником и представителем служилого боярства.
Свободное распоряжение землевладельцев вечинами, включая продажу и вывоз их в другие вотчины, препятствовало получению государством податей в нужное время и в достаточном объеме. Однако центральной власти было невыгодно превращение латурашей и резешей в вечинов.
Поэтому проведенная в середине XVIII в. серия реформ привела к упразднению в 1749 г. института вечинии. Но крестьяне не могли покидать село, к которому они были приписаны в качестве налогоплательщиков. Бывшим вечинам и латурашам приходилось отрабатывать на вотчинника барщину до 24 дней в году. Затем в 1766 г. государство ограничило отработочную повинность 12 днями, а в пограничных районах шестью. Была установлена однодневная норма работ на барщине (урок), но она оказалась столь высокой, что часто требовала нескольких дней труда.

Основные социальные группы

Традиционное в Европе деление средневековых обществ на молящихся, воюющих и работающих неприменимо в полной мере для Молдавии. Хотя верхушку княжества и составляли крупные светские и духовные землевладельцы, крестьяне долгое время призывались в большое господарское войско, сохраняя значительную степень свободы. Шаткое положение отдельных групп землевладельцев нередко приводило к их окрестьяниванию.
Сказывалось то, что общественную структуру страны формировали не только внутренние потребности, но и обстоятельства внешней зависимости. Крупнейшим землевладельцем являлся господарь. За сто лет до правления Иоанна Лютого господарский домен вырос почти вдвое, объединив 11% сел страны.
Большие владения принадлежали церкви. Затри четверти XVI в. они также удвоились, включив 16% сел Молдавии. Напротив, доля земельной собственности потомственного боярства уменьшилась с четырех пятых до менее половины светских владений. Зато современи Стефана Великого увеличивается число куртян, слуг, немешей.
К 1591 г. военно-служилое сословие объединяло почти 9 тыс. человек, располагавших небольшими земельными наделами. Эти имения составляли до 55% светского землевладения (против примерно 19% в конце XV в.).
Резеши обладали лишь небольшими частями отдельных сел, поэтому многие из них разорялись и переходили к ведению хозяйства собственными силами. Часть светской верхушки располагала двумя источниками доходов. Кроме поступлений из своих вотчин, они получали средства из богатств, стекавшихся в казну государства для осуществления платежей Османской империи.
Стране требовалось немало людей, для сбора налогов. Став, по сути дела, государственными чиновниками, они правдами и неправдами увеличивали собственные богатства. Скупкой и захватом силой в основном резешских земель создавались новые большие имения. В 1571-1625 гг. только восемь десятков вотчин объединяли 900 сел, или около 60% светских имений.
Во второй половине XVII в. семь самых крупных вотчин охватили более трети светского землевладения — 562 села. В числе бояр вырос удельный вес выходцев с Балкан, особенно греков (роды Кантакузиных, Паладиев, Русетов).
Параллельно произошла почти полная ликвидация военных сил государства — куртяне и служиторы окрестьянились. В течение XVII в. путем пожалований и продаж произошло большое сокращение господарского домена. В нем оставались лишь городские земли, около половины которых к середине XVIII в. также перешло во владение служилых бояр и церкви.
Церковные земли уже во второй половине XVII в. охватывают 21% сел и несколько уменьшаются к концу рассматриваемого периода — 19%>.
Новое служилое боярство богатело за счет должностей и не особенно интересовалось развитием вотчинной экономики. Не способствовали этому и непомерные турецкие поборы.
Однако рост цен и спроса на продукцию сельского хозяйства в Европе сделали часть вотчинников товаропроизводителями. Они использовали труд зависимых крестьян — вечинов, плативших натуральный оброк в виде десятины и работавших в хозяйстве землевладельца.
В XVI в. барщинные повинности возросли с 3-6 до 12 дней в год, а в XVII в. кое-где достигли 24 дней. В вотчинах, целенаправленно развивавших товарное живодноводство, виноградарство и пчеловодство, барщина составляла 100-150 дней в году. В таких случаях крестьяне (их было менее 10%) освобождались от других повинностей.
В период экономического упадка конца XVII-середины XVIII в. барщина повсеместно заменялась подворным денежным оброком, равным стоимости 1-2 овец. На виноградниках постепенно стали использовать наемный труд. Наиболее бесправной категорией низов в Молдавии являлись рабы-холопы, чаще всего цыгане. Владельцы нередко продавали их целыми семьями.

Социальные противоречия и их проявления

Обострения внутренней ситуации в государстве происходило на разных уровнях и проявлялось во множестве форм. Конфликты между вотчинниками и служилым боярством переплелись с выступлениями против насилия турецких властей и фанариотов. Стихийные волнения крестьян и горожан совпали с протестом разорившихся мелких служилых людей.
Вопреки запретам, грозившим наказаниями, крестьяне, руководствуясь традициями, самовольно выпасали скот, ловили рыбу, охотились, пахали, косили сено, собирали хмель и орехи в местах, объявленных землевладельцами заповедными. За такие противоправные действия крестьян били, отнимали их одежду.
Особенно обостряли отношения с вотчинниками переносы межевых знаков, за что назначались большие штрафы (хаталм) от 3 до 50 голов скота. Отмечены случаи отказа несения отработочной повинности, когда она превышала установленные от века нормы. Известны факты выступления против непомерных государственных податей. В 1630 г. в селе Зорилены крестьяне избили сборщиков налогов. Но чаще люди бежали за границу — в Венгрию, Польшу,Валахию и даже в южные занятые турками земли. Иной раз молдаване целыми семьями уходили за Днестр в казаки.
В стране было немало людей, потерявших свой прежний социальный статус и попросту промышлявших разбоем. Естественно, что разорения и поджоги с их стороны грозили в первую очередь богатым. Государство официально объявило в 1588 г. вне закона «злых людей». Некоторые из этих «разбойников» прятали или уничтожали документы вотчинников на владения землей, вечинами, холопами.
В XVII в. появляются ростки гайдуцкого движения. В 1621 г. один крестьянин угрожал представителям власти в случае невозвращения двух последних быков, взятых у него в качестве штрафа, обратиться за помощью к разбойникам. Известны также имена некоторых руководителей вооруженных отрядов, например, Гурия. Документы свидетельствуют и о массовых выступлениях крестьян.
Так, в 1563 г. 20 тыс. восставших захватили самого господаря. Он едва спасся, пообещав помощь возмущенной черни. Во главе повстанцев во второй половине XVI в. не раз становились господари-самозванцы. В 1566 г. в стране действовал некий Штефан Мызга, называвший себя Штефаном-воеводой.
В 1581 г. выступлением низов руководил человек по имени Лунгу, которого величали Иоанном-воеводой. Еще более частыми становятся народные волнения в конце XVI-первой четверти XVII в. В 1633 г. в Яссах выступили собравшиеся здесь из окрестностей крестьяне и поддержавшие их горожане.
Местной знати удалось было направить гнев низов на фанариотов, но затем восставшие повернулись против всех имущих. Верхи, объединившись, жестоко подавили мятеж. Восстание городской черни имело место в столице и в 1653 г., когда горожане взбунтовались против фанариотов, служилого боярства и ясской торгово-ремесленной верхушки.
С конца XVII в. протесты все чаще обращены против тяжелых государственных податей. Растет число жалоб государству на неправильную раскладку налогов и беззакония их сборщиков. Распространенным становится отказ платить подати. Особенно часто отмечается бегство вечинов во время сбора подушных податей. Введение каждой новой подати сопровождалось целой волной крестьянских побегов. Некоторые вотчины вообще лишились крестьян. В 1693 г. жители сел, находившихся на землях 10 монастырей, попросту разбежались. Массовые протесты и бегства горожан вызвала передача городов в собственность вотчинников.
В тот же период увеличивается число сведений об отрядах «разбойников». Господарю К. Кантемиру пришлось вести с ними настоящие сражения. От их нападений в 1690 г. опустели почти все горные монастыри. Только за 1741-1743 гг. сохранилось более 30 упоминаний о нападениях на представителей знати. Характерными чертами гайдуцкого движения являлось сочетание борьбы с молдавскими верхами, фанариотами и османскими завоевателями.
Среди восстаний особый размах приобрело выступление в Лапушнянско-Оргеевском уезде под руководством Хынку и Дурака в 1671-1672 гг. В страхе служилые бояре, а также сын и жена господаря бежали из столицы. Восставшие вошли в Яссы, где к ним присоединились городские низы. Разгрому подверглись многие богатые дома и лавки.
Только при помощи османов и татар господствующей верхушке удалось справиться с объявшим восток страны бунтом. Толчком к некоторым народным выступлениям XVIII в. послужили войны европейских государств против Турции.
В ходе австрийско-турецкой войны 1716-1717 гг. множество простых людей из Молдавии присоединилось к австрийскому отряду, вызванному молдавскими боярами, чтобы свергнуть ставленника Порты М. Раковицэ.
По сообщению летописца, именно тяжелые поборы, введенные этим господарем, подняли против него низы. Большая активность населения наблюдалась во время русско-турецких войн.
Так, с приближением русских войск в 1739 г. в Романе, Бакэу, Галаце, Фокшанах восставшие горожане нападали на турок, греков-фанариотов, а также богатых купцов и ростовщиков.
В 1759 г. в Яссах вспыхнуло большое восстание, начатое отстраненными от должностей местными боярами. Они попытались направить крестьян из окрестных сел против господаря И. Калимахи и его фанариотского окружения.
Однако толпа, разгромив господарский дворец, принялась за своих молдавских бояр. Некоторые из них получили ранения. Только вмешательство митрополита, обещавшего от имени господаря удовлетворить требования обиженных, позволило утихомирить восставших.
 
 

Яндекс.Метрика