ОККУПАЦИЯ БЕССАРАБИИ

 

PLATFORMA CIVICĂ
MOLDOVA MARE

подробнее >>>

ОККУПАЦИЯ БЕССАРАБИИ

Независимость МДР, однако, сразу же была поставлена под сомнение украинскими националистами.
Уже в феврале-марте 1918 г. власти Украины стали делать заявления, что Бессарабия находится в сфере украинских жизненных интересов и потому должна стать неотделимой провинцией Украины.
На своем заседании 16/29 марта 1918 г. «Сфатул Цэрий» категорически отверг эти претензии и официально объявил себя единственным органом власти, правомочным решать вопросы объединения «МДР с одними либо другими государствами».
На этом основании в занятом румынскими войсками Кишиневе и в присутствии премьер-министра Румынии А.Маргиломана «Сфатул Цэрий» на своем заседании 27 марта/9 апреля 1918 г. 86 голосами «за» при 3 «против», 36 воздержавшихся и 13 отсутствовавших (всего «Сфатул Цэрий» включал на 27 марта 1918 г. 162 человека [170]), т.е. большинством голосов приняло решение об условном присоединении Бессарабии к Румынии.
В соответствии с этим решением бывшая Молдавская Демократическая Республика получала автономию в составе Румынии. «Сфатул Цэрий» становился главным исполнительным органом региона с правом последнего на формирование собственного бюджета, назначения чиновников (кроме высшего руководства). Сохранялись местные городские и земские структуры, которые могли реформироваться Парламентом Румынии только при участии депутатов от региона. Последние избирались в румынский парламент пропорционально численности избирателей края.
Два представителя «Сфатул Цэрий» должны были войти в правительство Румынии. Набор в армию производился по территориальному принципу .
Сторонники присоединения к Румынии в составе «Сфатул Цэрий» и в самой Румынии, однако, не следовали общепринятым юридическим нормам международного права, предусмотренным в случае слияния государств.
Поэтому они не придали значения важному, с точки зрения права обстоятельству – как единственный законный законодательный орган власти в крае, «Сфатул Цэрий» должен был вначале официально переименовать Молдавскую Демократическую Республику в Бессарабию, а уже затем, на основании этого акта, объявлять о присоединении теперь уже Бессарабии к Румынии. Этого сделано не было . Зато было сделано нечто совсем другое: по всему тексту Декларации о присоединении края к Румынии территория между Прутом и Днестром называлась исключительно Бессарабия, и только в самом его начале говорилось «Молдавская Демократическая Республика (Бессарабия)».
Помимо того, что в данном случае румынские власти неизвестно из каких соображений решили сохранить за новой провинцией название, данное старой, еще царской администрацией, которую они же обоснованно называли оккупационной, было проявлено незнание принципов международного права.
Субъекта международного права под названием «Молдавская Демократическая Республика (Бессарабия)» на 27 марта 1918 г. юридически не существовало, такой термин не применялся в официальных документах, принятых «Сфатул Цэрий» вплоть до 27 марта.
Отсюда следует, что «Сфатул Цэрий» условно присоединил к Румынии не существовавшее в природе государственное образование, и потому акт об объединении, хотя он и был принят большинством голосов присутствовавших депутатов (86 из 138), юридически не имеет силы в отношении Пруто-Днестровского региона. Кроме того, в момент голосования вокруг здания, где оно происходило, разместились румынские войска.
Между тем, как писал известный румынский дипломат Н.Титулеску, «самоопределение…это плебисцит. Чтобы обрести силу международного права, он должен проводиться в условиях свободы». И в таких случаях «международные, а не военные силы той или иной заинтересованной стороны обеспечивали порядок». Говорить о соблюдении этого условия в конкретных условиях Кишинева в день 27 марта 1918 года не приходится.
Хотя присоединение Бессарабии носило условный характер и она первоначально получила статус автономии, уже 22 апреля 1918 г. декретом короля Фердинанда I на территорию региона было распространено действие румынских законов, в соответствии с которыми теперь проводилось и управление Бессарабией.
Еще больше автономия края была ограничена декретом №1626 короля Фердинанда I, согласно которому с 1 августа 1918 г. в Бессарабии вводилось осадное положение, ликвидировавшее все права и свободы граждан.
И наконец, завершающим актом событий периода декабря 1917 – ноября 1918 гг. стало заседание «Сфатул Цэрий» 27 ноября 1918 г., на котором было принято решение о безусловном присоединении Бессарабии к Румынии. Из 162 депутатов «Сфатул Цэрий» в зале присутствовало только 46, из которых, по словам премьер-министра Румынии А.Маргиломана, «не набралось и 30», чтобы поддержать этот акт.
Таким образом, говорить о законности Акта о безусловном присоединении Бессарабии к Румынии от 27 ноября 1918 г. можно в еще меньшей степени, чем даже в отношении Декларации от 27 марта того же года. Тем не менее, словно в подтверждение необоснованности своих прав на Бессарабию румынские власти впоследствии именно в Кишиневе разместили 6 консульств европейских стран – Бельгии, Греции, Франции, Италии, Нидерландов и Польши .
В то же время мы должны подчеркнуть обстоятельство, имеющее особое значение для настоящей работы. Молдавское княжество, расчлененное в 1812 г., стало в 1859 г. наряду с Мунтенией, одной из стран – создателей Румынии. Сделавшись государством-правопреемником Молдавского княжества, Румыния получила законное право на обладание территорией т.н. «Бессарабии». Но Румыния не соблюла положения международного права, предусмотренные в случае с «Бессарабией», не учла документы, принятые «Сфатул Цэрий» и потеряла право на этот регион.
Советская Россия, которая, как уже говорилось, признала самостоятельность МДР и тем фактически отказалась от прав на нее, незаконно пыталась препятствовать включению края в состав Румынии.
В начале, объявив всех живших на территории бывшей Российской империи на 7 ноября 1917 г. и обладавших российским подданством лиц советскими подданными, ленинское правительство пошло на грубейшее нарушение норм международного права, арестовав 31 декабря 1917 г/ 13 января 1918 г. весь состав румынских посольства, консульства и других румынских учреждений во главе с послом Румынии в Петрограде К.Диаманди.
Под давлением дипломатического корпуса, выразившего бурный протест, Диаманди был уже на другой день освобожден.
В день ареста Диаманди Советская Россия разорвала дипломатические отношения с Румынией и фактически оказалась в состоянии войны с ней .
В результате боевых действий между советской и румынской армиями в январе-феврале 1918 г. Румыния оказалась вынуждена подписать 5-9 марта 1918 г. советско-румынскую конвенцию, обязывавшую ее вывести свои войска из Бессарабии в двухмесячный срок , но получив поддержку со стороны Германии и Австро-Венгрии, не сделала этого .
В 1919 г. Советская Россия предприняла попытку вооруженным путем «вернуть» Бессарабию. Ее войска заняли Левобережье Днестра, после чего 5 мая 1919 г. в Тирасполе было провозглашено о создании Бессарабской ССР, «добровольно вошедшей в состав РСФСР» и включавшей в себя как лево- так и правобережную часть нынешней Молдовы – до реки Прут.
А.Лазарев полагал, что территориальное положение, права и прерогативы Бессарабской ССР позволяют считать ее независимой союзной республикой в составе федерации советских республик [184]. Согласно манифесту ее Временного рабоче-крестьянского правительства, в Бессарабской ССР восстанавливалась советская власть, формировалась Красная Армия республики, земля, недра, все банки, предприятия и инвентарь объявлялись достоянием республики. Правительство Бессарабской ССР располагало своим отделом иностранных дел, который, по А.Лазареву, устанавливал международные связи (велись переговоры с французским военным командованием по поводу вывода из края французских войск) .
Таким образом, Бессарабская ССР располагала полномочиями, которые в ряде вопросов были даже шире, чем у союзных республик в 1930-40-х гг. – она обладала отделом иностранных дел (Министерства (наркоматы) иностранных дел появились в союзных республиках лишь в 1944 г., о чем ниже – Р.Ш.), а собственных армий союзные республики не имели вплоть до развала СССР в 1991 г.
Впрочем, уже к концу мая 1919 г. советские войска были вытеснены из Приднестровья, а Бессарабская ССР прекратила существование. Однако вопрос о возобновлении ее функционирования не снимался до весны 1924 г, когда эта идея была возрождена в форме Молдавской автономной республики в составе Украины. Однако, как оговаривалось при создании МАССР, юридически ее власть распространялась не только на левый, но и правый берег Днестра до реки Прут.
Планы по воссозданию советской власти и на правом берегу Днестра активно поддерживались и украинскими властями, считавшими Бессарабию в духе националистических заявлений Михайло Грушевского частью Украины. Поэтому при решении вопросов, касавшихся Бессарабии, СНК РСФСР и Украины нередко подписывали декларации совместно . Однако их претензии ни к чему не привели. На Варшавской (1921) и Московской (1923) конференциях жесткая позиция Советской России (СССР) по вопросу Бессарабии столкнулась с не менее категоричной оппозицией Румынии и решение проблемы зашло в тупик.
Тем временем Румыния добилась известных успехов в деле международного признания за собой Бессарабии. Как известно, 28 октября 1920 г. Англия, Франция, Италия и Япония с одной стороны, и Румыния, с другой, подписали т.н. Парижский протокол, которым признали суверенитет Румынии над Бессарабией.
Согласно его положениям, после ратификации парламентами всех названных стран документ должен был быть отправлен в Париж на вечное хранение. Однако его ратификация так и не была завершена. Англия ратифицировала его в 1922 г., Франция – в 1924 г., Италия – в 1927 г., несмотря на протесты СССР после каждого такого акта. Однако Япония так никогда и не ратифицировала Протокол, вследствие чего он не вступил в силу.
Рассчитывая ускорить его подписание, румынский парламент своим решением от 23 февраля 1924 г. предоставил румынское гражданство всем жителям Бессарабии, проживавшим в крае по данным на 27 марта/ 9 апреля 1918 г.
Изменение ситуации вокруг Бессарабии в пользу Румынии заставили СССР выдвинуть на Венской конференции (27 марта-2 апреля 1924 г.) компромиссное предложение о проведении в Бессарабии плебисцита под контролем стран, не имевших в регионе прямых или косвенных интересов, которые бы не зависели и не состояли бы в зависимых или заинтересованных отношениях с Румынией или СССР.
Это предложение было первой и последней попыткой в истории Молдовы до 1991 г. решить ее судьбу путем референдума. Румынская сторона ответила, что принадлежность Бессарабии к Румынии – вопрос решенный и переговоры будут продолжены лишь в том случае, если СССР признает этот факт [192]. После этого переговоры вновь зашли в тупик.
 
 

Яндекс.Метрика